Get Adobe Flash player

ВХОД/РЕГИСТРАЦИЯ

Кто на сайте

We have 350 guests online

Кошкин Михаил Ильич 1898-1940

Статьи - Герои нашей Родины

Кошкин Михаил Ильич

Кошкин Михаил Ильич - советский конструктор-танкостроитель; главный конструктор танкового конструкторского бюро (КБ) Харьковского завода имени Коминтерна; один из основных создателей легендарного советского среднего танка «Т-34».

Родился 21 ноября 1897 (3 декабря 1898) года в деревне Брынчаги ныне Переславль-Залесского района Ярославской области в крестьянской семье. Русский. Окончил церковно-приходскую школу, и в 11-летнем возрасте уехал на заработки в Москву, где приобрёл профессию кондитера.

В 1-ю мировую войну был мобилизован в русскую армию. На фронте получил ранение.

В апреле 1918 года добровольцем вступил в Красную Армию. Участник Гражданской войны. Член ВКП(б) с 1919 года. Служил в войсках политическим работником.

В 1924 году, окончив Коммунистический университет имени Я.М.Свердлова, находился на партийной работе в городе Вятка (ныне – город Киров).

В 1929 году Михаила Кошкина, как инициативного работника, в числе «парттысячников», направляют на учёбу в Ленинградский политехнический институт (кафедра «Автомобили и тракторы»), который он успешно заканчивает в 1934 году, и вместе с дипломом получает распределение на должность конструктора завода имени С.М.Кирова в Ленинграде, а затем работает заместителем начальника КБ этого предприятия.

С 1937 года Михаил Кошкин – главный конструктор танкового КБ на Харьковском заводе имени Коминтерна. К этому времени было очевидно, что танки, состоявшие на вооружении Красной Армии, не в состоянии противостоять артиллерии противника, и в первую очередь – гитлеровской Германии. А международная обстановка, свидетельствующая о грядущей войне, требовала от конструкторов создания боевой машины, превосходящей в техническом отношении все образцы потенциальных противников.

В середине – конце лета 1939 года в Харькове проходили испытания новые образцы танков. Был принято заключение комиссии, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее...» Но предпочтения ни одному из танков отдано не было, хотя и было замечено что они «выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках».

Но всё на свои места расставило практическое применение опытных изделий: большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности во время боёв советско-финляндской войны 1939-1940 годов доказал гусеничный танк.

Харьковчане в рекордно короткие сроки провели доработку танка по замечаниям комиссии: усилена броневая защита, вооружению и другое. Так, в А-32, кроме идеи гусеничного хода, М.И.Кошкин воплотил гармоничное сочетание высоких боевых качеств по огню, броневой защите и маневренности.

Постановлениями Комитета обороны было предписано: изготовить два гусеничных танка на базе А-32 с учётом утолщённой до 45 миллиметров брони и установки 76 миллиметровой пушки, а также впредь именовать танк – «Т-34».

Два опытных «Т-34» были срочно изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года. Эти испытания, проходившие в феврале-марте 1940 года, полностью подтвердили высокие технические и боевые качества нового танка.

5 марта 1940 года два танка «Т-34» вышли с Харьковского завода в контрольно-испытательный пробег по маршруту Харьков - Москва. Этот пробег возглавил главный конструктор М.И.Кошкин.

17 марта 1940 года на Ивановской площади Московского Кремля танки «Т-34», а также боевые машины, изготовленные другими заводами, были продемонстрированы членам советского правительства.

По просьбе И.В.Сталина механики-водители Н. Носик и О. Дюкалов проехали по площади. Осмотрев оба «Т-34», И.В.Сталин одобрительно отозвался о них, назвав новый танк «первой ласточкой».

После смотра в Кремле «Т-34» прошли испытания на подмосковном полигоне и на Карельском перешейке.

В апреле 1940 года, возвращаясь своим ходом в Харьков, под Орлом одна из «тридцатьчетвёрок» опрокинулась в воду. Помогая вытаскивать танк, уже ранее простуженный, М.И. Кошкин, сильно промок. Возвратившись в Харьков он был срочно госпитализирован.

«Кремлёвские смотрины» стали переломной вехой в летописи создания танка «Т-34», который был рекомендован для немедленной постановки на производство. На заводе № 183 полным ходом закипела работа по подготовке серийного выпуска этой боевой машины.

Михаил Ильич Кошкин, несмотря на болезнь, продолжал активно руководить доработкой танка, и работал на износ. И его болезнь внезапно обострилась. Из Москвы экстренно был вызван специалист-хирург. У больного пришлось удалить лёгкое. Но это, к сожалению, не помогло...

Генеральный конструктор лучшего танка периода 2-й мировой войны 1939-1945 годов, так и не узнав, какая героическая и легендарная судьба уготована его детищу, скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения.

Похоронен в городе Харькове. Во время похорон М.И. Кошкина за гробом главного конструктора шёл весь завод.

Указом Президента СССР № 824 от 4 октября 1990 года за выдающиеся заслуги в укреплении оборонной мощи Советского государства и большой личный вклад в создание танка Т-34, бывшему главному конструктору Кошкину Михаилу Ильичу посмертно присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Награждён орденами Ленина (4.10.1990; посмертно), Красной Звезды (1936). Лауреат Сталинской премии (1942; посмертно).

В Харькове, неподалёку от проходной завода имени Малышева, в мае 1985 года был торжественно открыт памятник творцу легендарной «тридцатьчетвёрки» М.И.Кошкину. В Харькове на доме, в котором он жил, установлена мемориальная доска. Памятник танку «Т-34», а фактически М.И.Кошкину, установлен у дороги, возле его родной деревни Брынчаги в Ярославской области. В самой деревне Брынчаги открыт бюст.

О ТАНКЕ «Т-34»:

«...до отъезда на русский фронт Паулюсу пришлось задержаться. Гальдер предупредил его:

- Вас включили в особую комиссию. Дело в том, что удалось захватить в исправном состоянии русский Т-34, при нем обнаружили даже технический формуляр. Вам с конструкторами предстоит разобрать Т-34 по винтику, и пусть металлурги заодно выяснят, какой навоз загружают русские в свои домны? Чтобы не испачкаться, захватите и свой танковый комбинезон...

* * *

Появление среднего танка Т-34 было для немцев шоковым ударом, сенсацией № 1, откровением и загадкой. «Это дьявольское наваждение! — говорили они. — Нет, это даже не машина, а какой-то сказочный принц среди наших танков-плебеев...»

На танкодроме, где стоял трофейный Т-34, Паулюс доказывал, что не стоит раньше времени отчаиваться:

- Русские ещё не освоили массовое производство, и потому все Т-34 мы выбьем по одиночке хотя бы из калибра «восемь-восемь». Спасибо нейтральной Швейцарии, поставляющей для вермахта такие замечательные зенитные пушки...

Вызванный из лабораторий Нибелунгверке, приехал и знаменитый немецкий танкостроитель - Фердинанд Порше.

- Это правда, - сказал он, - что Т-34 у противника еще недостаточно. Но вы, Паулюс, не забывайте предупреждений Бисмарка: русские долго запрягают, зато они быстро ездят. Из истории нам известно, что Россия всегда к войне не готова, но каким-то странным образом она оказывается победительницей...

Немецких специалистов больше всего поразил двигатель - дизель в 500 лошадиных сил, целиком сделанный из алюминия: «Русские плачутся, что у них не хватает материалов для самолётов, а на моторы для танков алюминий нашли...» Паулюс (на основании данных абвера) сказал, что Т-34 подвергался в Москве очень суровой критике, его даже не хотели запускать в серийное производство. Если это так, комиссии предстоит вывить слабые места в конструкции танка.

- Увы... их не существует! - отвечал Порше.

- Но русские-то раскритиковали свою машину.

Это вызвало смех главного конструктора:

- Милый Паулюс, вы что, первый день на свете живёте? Должны бы знать, что у подлинных талантов всегда немало завистников, желающих опорочить его постижения. Только этим, и ничем другим, я объясняю критику этой машины.

Паулюс спрыгнул с брони танка на землю: немецкую противотанковую пушку калибром в 76 мм уже выкатывали на прямую наводку. Все попрятались в укрытие, издали наблюдая. Первый снаряд, рекошетируя, вырвал из брони советской ярчайший сноп искр, второй... Второй, ударившись в башню, сделал «свечку», и высветленная траектория полёта составила точную геометрическую вертикаль - в небо!

- Я не думал, - сказал Порше, выбираясь из блиндажа, - что русская металлургия способна повершить нашу. Как представитель фирмы Круппа, я свидетельствую её поражение.

Т-34 достался немцам неповреждённым, внутри его оставили все, как было при русских. Водитель имел перед собой портрет Сталина, а башнёр, посылая снаряды в пушку, мог глянуть на фотографию своей курносой с надписью: «Помни о Люське!» Паулюса поразила убогая простота внутри машины: не было кресел, обитых красной кожей, нигде не сверкал никель, но в глубоком лаконизме машины чуялось нечто сосредоточенное ради единой цели - боевого удара. Немецкие T-III и T-IV создавались из расчёта, что их качества будут выше устаревших советских танков. Но перед Т-34 машины вермахта предстали жалкими таксами перед породистым бульдогом. Комиссия обнаружила: Т-34 имел удельное давление на один квадратный сантиметр в 650 граммов, что и объясняло его высокую подвижность немецкий же T-IV давил на почву усиленной массой сразу в один килограмм, что в непролазной слякоти русских дорог обещало большие неприятности).

- В мире много прекрасных женщин, - сказал Порше. - Однако на конкурсах красоты выигрывает единственная и неповторимая. Так же с танком! Т-34 пока не имеет аналогов в мире: он - уникален, и скопировать его невозможно. Если же мы попробуем это сделать, мы сразу упремся в непрошибаемую стенку технических проблем, которые для Германии останутся неразрешимыми... А ваше мнение, Паулюс?

- Я нашёл единственный недостаток, - сказал Паулюс. - Экипажу слишком тесно внутри танка, но русские очень любят обитать в тесноте коммунальных квартир, умудряясь всей семьей ночевать в одной комнатке...

Немецких конструкторов откровенно страшил дизель из алюминия, цельнолитые башни из стали особой закалки (они были не знакомы со сваркой под флюсом по методу нашего академика Е.О.Патона). Но строптивый Гудериан настаивал именно на получении точной копии советского танка. Однако и Фердинанд Порше, и инженеры берлинской фирмы «Даймлер - Бенц», возражали ему:

- Точным копированием русского танка мы распишемся в собственном бессилии. К сожалению, T-IV уже доведён нами до предельных параметров, а новейшие его модификации невозможны. Остался единственный путь - создать танки T-V и T-VI, которые повершат броню и силу Т-34...

Так зародилась идея будущих «тигров» и «пантер».

Но чудовищный призрак «тридцатьчетверки» уже не покидал воображения немцев, и в создании новых танков Германия отныне лишь подражала идеальным формам русского танка. Сейчас, когда я пишу эти строки, даже страшно при мысли, что лучший танк мира Т-34 у нас хотели отвергнуть: сомнения вызывали дизель, сварной корпус, литая башня и чисто гусеничный ход, иными словами, всё самое достойное в конструкции, что и принесло танку международную славу. А в 1965 году военная общественность ФРГ отметила 25-летний юбилей со дня рождения первой «тридцатьчетверки», и на эту памятную дату немцы наложили мрачную паутину роковых воспоминаний. Журнал «Зольдат унд техник» признал, что своим появлением Т-34 дал совершенную конструкцию танка, и потому все мировое танкостроение (вплоть до конца XX века) будет исходить лишь из тех технических результатов, что были достигнуты советской наукой. Мы, отступающие в сорок первом, могли быть уверены, что оружие будет и это оружие будет лучше вражеского».